Raemond Thorn (starsword) wrote,
Raemond Thorn
starsword

Одиссея капитана Харлока

Есть такой автор манги, режиссер и так далее - Мацумото Рэйдзи. Который почему-то в транскрипции предпочитает писаться как Leiji. Поезда у него летают, за кормой пиратского космического корабля гордо реет флаг с черепом и костями, люди нарисованы в двух стилях - высокие и красивые или маленькие и уродливые, а еще у всех женщин волосы длинные и романтично реют за спиной. К тому же первые его сериалы рисовались еще в 70-е, и графика там наипростейшая. Однако вся эта чепуха как раз и образует неповторимый стиль огромнейшей и запутанной эпической космооперы.

Вообще все крайне запутано.
С одной стороны, Эмеральдас и Мэтель - принцессы планеты Ла Металл. Ла Металл вообще странное и злокозненное место. То они засылают на Землю каждое тысячелетие королеву, чтобы правила Землей, пока на Ла Металл царит космическая ночь и зима, как нам повествует "Королева тысячелетия". То хотят завоевать, чтобы не ждать весны по тысяче лет - Ла Металл обращается вокруг Солнца по своеобразной орбите с тысячелетним периодом. Когда же очередная королева, Прометия II, не дает завоевательским планам осуществиться, Ла Металл улетает обратно, типа замерзать снова. Но поскольку обитатели в процессе попытки завоевания Земли нахимичили с орбитой, то возвращение к Солнцу не светит уже никогда. Прометия - теперь уже Ла Андромеда Прометия, восходит на престол и в поисках спасения принимает план механоидов (по-простому - киборгов): всем стать механоидами. Тогда нкиакие катаклизмы не будут страшны.
Это уже, правда, следующий фильм, "Легенда о Мэтель". Механизация и ее последствия живо напомнили мне "Капитана Крокуса" Ф. Кнорре, только в трагическом ключе. А решительные принцессы-двойняшки Эмеральдас и Мэтель, которые до последнего сопротивляются механизации, в конце концов видят, как их мать из живой женщины с любящим сердцем превращается в холодную, прекрасную, грозную и ослепительную Стальную Королеву и бегут с замерзшей планеты на летающем поезде.

Поезд этот, чудо техники, выполняет роль голубого вертолета с волшебником на борту. Пыхчит себе паровоз, крутятся шестеренки, даже тендер с угольком имеются - а летит это сооружение в межзвездном пространстве. И двигает его не иначе как загадочная "етическая сила". Называется поезд "Галактический экспресс 999".
Механоиды размножаются себе, захватывают Землю, людей на Ла Металле перерабатывают на батарейки (привет "Матрице", только снято это лет на двадцать раньше), а Мэтель - зеленые глаза, траурный наряд с пелериной, золотые волосы плащом, взгляд грустный и голос печальный - едет в этом поезде, каждый раз с новым попутчиком.
А вокруг летают два грозных корабля, "Аркадия" и "Королева Эмеральдас", череп-с-костями на флаге, listed and wanted везед, где можно и где нельзя.
На "Аркадии" летает Харлок. Он тоже с Земли, только вот у него в прошлом Землю захватили иллюмидяне...


Все истории этой мега-оперы плохо согласуются друг с другом. Неизменны и постоянны только сами герои - таинственная и печальная Мэтель, решительная воительница Эмеральдас, загадочный и романтический приватир Харлок, невзрачный гений Тотиро, крайне решительный мальчик Тэцуро и последняя из древней расы Миме, навигатор "Аркадии".
В общем, не герои внутри истории, а истории вокруг героев.
Неизвестно откуда возникает черный поезд-призрак, страшный двойник спасительного "999", а управляет им черный рыцарь Андромеды, механоид Фауст. Эдакий местный Дарт Вейдер. Впрочем, неизвестно, кто тут кого опередил - Лукас Мацумото или Мацумото Лукаса...

Вообще фильмы Мацумото наивны и безнадежно романтичны.
Могущественные иллюмидяне покорили Землю, последний корабль с беженцами, "Deathshadow" Харлока, возвращается, не в силах пробиться через заслоны - он может только вернуться и сдаться. На борту и в переполненных трюмах отчаянье. Но... поворот кремальеры - и сквозь помехи слышен женский голос: "Солнце садится вечером и восходит наутро... и мы верим, что оно взойдет. Слушайте меня все, кто пытается выжить на Земле... Хотя земля выжжена и всё обратилось в прах, мы возродимся... Земля - наша планета, и надежда жива в сердцах людей, пока они верят, что завтра настанет... И взойдет солнце..."
Эту подпольную радиостанцию ловят и никак не поймают - на месте передатчика находят только розу...
Конечно, Майя, возлюбленная Харлока, голос Земли, погибнет. Большинство - смирится. А те, кто не смирился - уйдут в изгнание с Харлоком. Верные только одному флагу, присягнувшие только свободе.
"Мы пришли из Моря Звезд. Там наш дом! Туда мы уходим..."

В фильмах Мацумото до краев этого редкого вина - отчаяния перед тиранией, перед смертью, и такого наивного, такого романтического мужества, такого братства вопреки всему. Кажется, именно это называется у Толкиена "эстель", надеждой без уверенности, без обещания, исходящей только из сердца.

А начинается "Аркадия моей юности" двадцатыми годами. Авиатор, некто Ф.Ф.Харлок, летит через море и заснеженные горы, через опасный перевал на биплане из реечек и перкаля...
Он там не один такой - его предки, Харлоки из "Аркадии" (так называется родовой замок в Германии) были пиратами и капитанами кораблей, потом будут - авиаторы, пилоты... И снова - пират, только теперь космический.

"Мы ни о чем не просим. Ни от кого не ждем помощи. Никогда больше не будем мы воевать под иным флагом. Мы будем сражаться только за то, во что верим, - под нашим флагом, пока мы живы".
И Эмеральдас салютует стартующей "Аркадии" своей гравишпагой... Они - навеки изгнаны с Земли.

"Наш мир - весь космос!"

И все это - под музыку Альбинони, Вагнера, Малера, Шуберта... и еще песни.
Tags: Мацумото, аниме, описание
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments