Snowthorn

(no subject)

А тем, кто воевал - за девяносто.
Отказывает память каждый день.
Ходила ли к врачу, купил ли хлеба?
Белое пятно.
И внучка приходила...
Нет, не внучка, правнучка - все на одно лицо!
И память оседает сугробом по весне.
Вот только из-под снега
вытаивает то подбитый танк, то ржавая граната,
то мертвое лицо - да это же Митяй, мы вместе призывались,
а матери его лица не помню,
не она же там лежала,
раскинув руки и с дырой в груди.
Она в шестидесятом умерла...
И семь десятков лет не держатся в повинной голове.
А только те четыре года, где окопы, смерть, холод, непосильный труд войны...
Весна опять. И значит, что война - закончилась...
space

Для Миры Фурлан

Там, по ту сторону
их встречают
те, кому они дали лицо и голос,
чьими глазами они смотрели.
Не укоряют за неправильные заклепки,
Кессельскую дугу за двенадцать парсек
за другой оттенок кожи
и неверный акцент.
Просто встречают -
злодеи, герои, главные и проходные,
Сияют глазами, улыбаются, машут руками
И убирают зеленый фон.
За ним - море звезд,
колесо Галактики,
бездна и свет.
Будьте уверены - их встречают.
Snowthorn

(no subject)

הלא לכול שיריך אני כינור


Небо сияет как золото, как серебро и медь
над белым городом на зеленом холме.
Дайте мне арфу, и я буду петь,
чтобы прославить его средь живущих на этой земле.
Дайте мне арфу, я стану ее струной.
Стану струной, стану звать и петь на ветру.
Я стану словом, пеплом, пылью, золой,
Я стану ветром и песней, когда умру.
dragon

(no subject)

Господа - те, кто читает сей открытый дневник, а особенно друзья (то есть "френды")!
Скажите, пожалуйста, почему вы читаете мои записи? Находите ли вы тут что-нибудь интересное для себя?
+ Всем входящим просьба: ответьте, пожалуйста. Мне интересно ваше мнение.
++ Дополнение: Не всех, кто включает меня в список друзей, включаю в свой список я (тем более, что я все пишу открыто). Но всех стараюсь читать.

+++ Как избавиться от рекламы в ЖЖ: http://ibicus-lj.livejournal.com/244169.html и/или Collapse )
Snowthorn

Раскопки в долине Инда

Осколок к осколку
керамика серой глины
снова горшок, тысяча первый на этом раскопе.
Город тоже из глины,
нашли полдесятка печатей, тысячу битых горшков
и никаких костей -
не то что в Европе.
Они сжигали мертвых
точно как мы.
Веяли прах над рекой, отдавали ветру.
И теперь мы не знаем, как выглядели они,
владельцы печатей, быков, городов,
строители стен и каналов.
Осколок к осколку -
не золото ляжет в витрину музея,
а этот кувшин, который разбился три тысячи лет назад.
А еще в пустом доме без кровли нашли статуэтку
танцующей девочки.
Ее лицо - такое же, как у девушки из деревни,
браслеты, ожерелья, узел волос на затылке и серьги
такие же, как у нее.
Она лепит горшки - серую керамику с черным узором,
как тысячи лет назад.
Snowthorn

Рождество

Волхвы и пастухи приносят дары,
астрологи вычисляют пути и значенье звезды,
в яслях младенец, в хлеве волы,
и Ирод не знает покоя в своем дворце.
Легионы печатают шаг, так что пыль над дорогой столбом,
зелоты готовят мятеж, прокуратор - расправу,
Торговцы считают барыш, мытари - мзду и налог.
Ангелы смотрят с небес и песни поют во славу
Того, кто родился в самую темную ночь.
Скоро поскачут гонцы, скоро прольется кровь,
встанет зарево на полнеба, скоро заплачет Рахиль.
Меч рассекает время, светильник уже горит,
Пятеро мудрых дев входят на брачный пир.
Савл, ныне Павел, чего ты ждешь? Следуй путем своим.
Маятник набирает ход,
Истина ходит средь нас,
волхвы наблюдают звезды,
пастырь ищет овцу.
Сорок веков спят
В известняке пирамид.
Ангелы ждут восхода и славу поют Творцу.
Snowthorn

(no subject)

Она из звёзд, а он - из серебра.
мерцают тени в сумерках дубрав,
рука в руке тепла.
они стоят, застыв,
и свод ветвей все гуще, все темней,
смыкается над ними, их укрыв
от плеска волн и кликов лебедей.
шум голосов не достигает их
угасло эхо в сумрачных лесах
и ветер заблудился и затих.
Он знает свет один - в ее глазах.
Snowthorn

(no subject)

Я никуда не уйду -
некуда, незачем, не к кому.
Я никогда не вернусь -
незачем, некуда, не к кому.
Новых письмен не пойму,
имя забуду. На оклик твой
больше не повернусь -
не к чему, незачем с отчеством...
Проще не помнить прошлое,
проще жить одиночеством.
Snowthorn

Посвящаяется Кэрри Фишер

Принцесса
постарела на тридцать лет,
сменила белое платье
на форму хаки,
в волосах седина проступила,
как соль на камне у моря -
того самого моря,
что расплескалось и испарилось,
когда в него ударил луч со Звезды Смерти.
Принцесса щурится, глядя в экран, -
контуры схем расплываются,
если она забывает очки.
Отраждение в зеркале
тоже видно нечетко,
оно постарело
вместе с принцессой,
вот только
глаза
всё те же.
Связистка в штабе
восторженно смотрит на генерала
и мечтает
не о белом платье,
а о об умении
метко стрелять
и командовать флотом.
Ей девятнадцать лет,
она воображает себя принцессой...