space

Красная звезда

Настанет время — на Марсе
проложат шоссе от купола к куполу,
на гору Олимп станут возить туристов,
мосты перебросят через каньоны,
устроят гонки на марсоходах,
освоят все и поставят штамп:
"Принадлежит человеку".
Но мы все равно будем помнить,
что этот песок и ветер
засыпали, замели все напрочь —
каналы и цирки,
и стены Зоданги,
и дворцы Гелиума,
и чудеса Соацеры.
Статуи магацитлов
дремлют под толщей песка,
и ветер
листает страницы серебряных книг,
и в кургане
спит меч Рианнона.
Где теперь темные воды морей
и все легенды фаэтов?
Где летящие лодки,
хрустальные шпили
и обещание тайны?
Там, глубоко под песками
невзрачного,
стылого,
постаревшего Марса,
красной планеты с карты Скиапарелли,
красной звезды с тысячью древних имен.
И вечно в эфире плывет
неумолкающий зов:
"Где ты, где ты, где ты, Cын Неба?"


Музыка и исполнение - morreth


Прослушать или скачать Красная звезда бесплатно на Простоплеер
Snowthorn

К Элизе



Давным-давно играл и я,
по нотам разбирая
простую песню про сурка
и в хоре пел, скучая.
Шарманка старая скрипит,
куплеты повторяя -
А жизнь кипит, народ бежит,
судьбы своей не зная.
В Антверпене средь бела дня
Она опять играет
Мотив нехитрый и поет -
и тени отступают.
Пока я жду - играй, играй,
средь города и зноя
Из края в край, из края в край -
И твой напев со мною.
Snowthorn

(no subject)

У хевдинга день рожденья. Друзья приходят с дарами, желают легкой дороги. Пьют, едят, веселятся, расходятся в тишине. В альбоме на старом фото жена примеряет подвески и улыбается лету, и меч висит на стене.
Они ненадолго вышли, - шепчет ветер январский. Они ушли ненадолго - туда, где не нужен меч. У хевдинга день рожденья. Поднимем в честь его чаши!
...ее подвески мерцают, забытые на столе...
Snowthorn

(no subject)

Всем, кто знал hevding и tay_ka.

А ты останься здесь.
Смотри, как отдаляются они, как стелется им под ноги тропа из света... Как небеса приветствуют их хором ангелов, детей и старцев с нимбами. Не плачь. Они оттуда станут налетать прохладным ветром, легчайшим дуновеньем и перелистывать страницы книги, забытой на подоконнике. В воде текучей не раз увидишь отражения их лиц - захочешь оглянуться, разглядеть яснее, а там лишь отсвет солнца на волнах. И эхо голосов еще услышишь - и в городе, на улице, случайно окликнешь их. В ответ лишь отзвук, пустота, звенящая, как медь, как стон, как память...
Во сне встречайся с ними, смейся, говори и помни - их глаза полны нездешнего сияния, их тела прозрачны, невесомы, иллюзорны... Они не здесь.
А ты... А ты - останься.
Snowthorn

Половина пути

Нам остается только идти,
не отступая и не сдаваясь,
без сожалений, не возвращаясь...
И за спиной - половина пути.

Пулям не кланяясь, в гибель не веря,
под небом чужим и звездою чужой,
торной дорогой, неторной тропой,
что приведет под заветные двери.

Ключ от дверей еще надо найти -
ключик хрустальный, потерянный где-то
за сто веков до второго рассвета...
И впереди - половина пути.
Snowthorn

Уведомление

Господа, в связи с изменившимся форматом перепостов я буду удалять из френдленты любителей перепоста.
Snowthorn

(no subject)

Читаю справочники по FFVII, смотрю ролики из игр и компиляции сюжета. Это омут и погибель, не могу оторваться. Дженезис, Сефирот, Зак и Клауд Страйф заселились на чердак правой головы. ЛЕвая голова нашла даже пару длинных занимательных фанфиков (и черт с ним, с яоем тамошним). Но играть игру совершенно не тянет.
Мир, герои, сюжет - безумно хороши. Играть не хочу. Когда-то правая голова из этих соображений не продвинулась в "Фоллауте" дальше начала.
Snowthorn

(no subject)

Наконец-то появилась муви-трилогия "Гандам Зета"! Теперь бы кто сделал полнометражки по "Дубль-Зете", без того идиотского стеба, которым она начинается и который тянется до 15 или 16 серии.
Snowthorn

Навеяно фильмом Deathwatch

Дальнейшее - молчанье. Только смерть,
овраги, ветер, пыль и вечный грохот
разрывов, рвы, окопы, грязь и вши.
Мы - часовые смерти.
Здесь птицы не поют и гнезд не вьют,
деревья все обожжены, черны,
торчат, как руки мертвых,
которых торопливо свалили в ров
и засыпать не стали.
Кругом лишь смерть,
и в царство жизни нам заказан вход.
А там мой сын поет о той войне,
и внук растет, играя с автоматом
пластмассовым... И внучка учит в школе
сражений даты - танковых атак
и взятий городов.
Мы - часовые смерти. Наш дозор
продлится до сигнала к наступленью,
когда в трубу архангел протрубит и рухнут
границы между мертвым и живым.
когда отверзнутся ворота преисподней
и небо свернется, словно свиток.
Тогда в последний бой
из глинистых окопов мы пойдем
в последний раз.
И больше - никогда.